Журнал "За права ярославцев" (yar_za_prava) wrote in 76_region,
Журнал "За права ярославцев"
yar_za_prava
76_region

Приговор с летальным исходом

Ярославский предприниматель Константин Сонин находится в шаге от смерти. Во всяком случае, в этом уверен и он сам, и его адвокаты после заседания Замоскворецкого суда города Москвы. О том, что обвиняемый мешает многим, а его гибель открывает путь к многомиллионному состоянию, свидетельствует вся история этого во многом странного уголовного дела. Его, кстати, не должно было быть вовсе, поскольку предмет спора - пакет акций предприятия «Красный Маяк» - находится в ведении арбитражного суда. Но кому-то в очень нужно «убрать» Константина Сонина, сначала за решетку, ну а потом... Как говорится, нет человека — нет и проблемы, а значит, акции и все предприятие наконец-то окажется у людей, которые много лет за него сражаются, не гнушаясь никакими методами. О цене вопроса, заложником которых стал ярославский предприниматель, говорит сам факт — дело, которое должен рассматривать районный суд Ярославля, вдруг, вопреки всем нормам права и здравому смыслу, оказалось в Замоскворецком суде столицы.Собственно, предмет спора — успешная, а значит, и прибыльная компания. Ярославский завод «Красный Маяк» является ведущим предприятием в России по разработке и производству электромеханических вибраторов, которые широко используются в промышленном, гражданском, дорожном, энергетическом строительстве. Это современное комплексное механизированное производство, а главное — большая территория с комплексом зданий.Девять лет назад начался конфликт вокруг контрольного пакета акций ОАО «Ярославский завод «Красный Маяк». В то время большая часть акций предприятия принадлежала ЗАО «Вибропромтех», единственным видом деятельности которого как раз и было управление активами «Красного Маяка». На момент создания общества в 1998 году доли распределялись так: Константин Сонин – 44,6%, Сергей Басовец – 31,6%, Любовь Хабарина (супруга тогдашнего управляющего филиалом банка «Возрождение») – 23,8%. Поскольку Хабарина не оплатила свою долю, ее акции перешли в собственность ЗАО, их впоследствии выкупил Константин Сонин. В 2002 году, когда в законодательство об акционерных обществах были внесены изменения, был составлен другой договор: Любовь Хабарина якобы подарила свои акции Сергею Басовцу. Тот в свою очередь попытался провести «свое» собрание акционеров и установить контроль над «Красным Маяком». Так и началась история арбитражных и гражданских судов, которая спустя три года вылилась уже в уголовное дело.Казалось бы, о чем спорить? Арбитражный суд, проанализировав материалы дела и оба договора, которые якобы подписала Хабарина, принимает решение: какой же из них является действительным. После этого вопрос автоматически был бы закрыт. Но после нескольких десятков судов, которые выносили решения то в пользу Сонина, то в пользу Басовца, ситуация стала напоминать фарс. А время шло. Кого-то из участников спора это явно не устроило, и он решил прибегнуть к помощи «тяжелой артиллерии», после чего и появилось уголовное дело против Константина Сонина. Причем возбуждено оно было не кем-нибудь, а «силами сотрудников ГУ МВД по ЦФО». По всей видимости, ярославские следователи чем-то не устроили тех, кто заинтересован в устранении Сонина — иначе как объяснить тот факт, что спор двух акционеров стал предметом разбирательства столь серьезной структуры?Константину Сонину инкриминировали пункт «б» части 3 статьи 159 (мошенничество) и пункт «б» части 2 статьи 174-1 (легализация денежных средств) Уголовного кодекса РФ. Сообщение составлено так, будто суд уже был, формулировки не допускают альтернативных толкований: «совершил хищение», «легализовал имущество» и т.д.После множества перипетий с прекращением, возобновлением следствия, арестом Сонина и его юристов, смены пяти следователей четырех следственных органов уголовное дело оказалось в СУ СК по ЦФО. Его заказной характер был очевиден — следствие грубо искажало факты, откровенно игнорировало аргументы защиты и практически не скрывало своей цели — любой ценой направить дело в суд, причем не в какой-нибудь, а именно в московский.Как это может быть, спросите вы, если обвиняемый живет в Ярославле, преступление, если таковое было по версии следствия, он совершил там же? Более того, все свидетели — тоже ярославцы. Следовательно, и дело, согласно закону, должно рассматриваться Ленинским районным судом города Ярославля. Ведь собрать в Москве двадцать-тридцать свидетелей, которые проживают за без малого 300 километров, практически нереально. Но, по всей видимости, судья в этом и не был заинтересован. Константин Сонин и его адвокат неоднократно подавали ходатайства об изменении территориальной подсудности уголовного дела и рассмотрению его в Ярославле. Его аргументы были предельны ясны: в части первой статьи 32 УПК РФ закреплено общее правило, что уголовное дело подлежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления, за исключением случаев, предусмотренных ст.35 УПК РФ. Среди поименованных в ст.35 УПК РФ исключений из принципа территориальной подсудности уголовного дела подпункт «б» пункта 2 части 1 предусматривает возможность изменения территориальной подсудности уголовного дела по ходатайству стороны либо по инициативе председателя суда, в который поступило уголовное дело, если не все участники уголовного судопроизводства по данному уголовному делу проживают на территории, на которую распространяется юрисдикция данного суда, и все обвиняемые согласны на изменение территориальной подсудности уголовного дела. Однако во всех инстанциях, куда обращался ярославский предприниматель, он получил отказ.
В сентябре 2010 года в Замоскворецком суде города Москвы начались слушания по уголовному делу ярославца Константина Сонина. И все это время создается ощущение, что в зале суда адвоката последнего попросту нет. То есть физически он присутствует, хотя ездить из Ярославля в Москву, мягко говоря, не очень удобно. Но выслушать его и свидетелей судья явно не желает, что особенно ярко показали последние несколько заседаний.

Вот один из самых свежих примеров: как выяснилось, курская аудиторская кампания допускала грубые нарушения при оценке акций ОАО «Красный маяк». Когда сторона защиты увидела заключения, то пришла в шок — ошибки были на уровне простых арифметических вычислений. Однако судья не дал заслушать приглашенного адвокатами ярославского эксперта по материалам, относящимся к делу, что в судебной практике является полным абсурдом. Ведь специалист приходит в суд не для того, чтобы рассказать о погоде за окном...

Иными словами, в судебном деле спешат поставить точку, и судья не скрывает, какой она будет: обвинительный приговор Константину Сонину. Этот итог устроит тех, с чьей помощью банальный спор двух акционеров вдруг превратился в уголовное дело, которое опять-таки не случайно завершилось судебным процессом в столичном, а не ярославском суде. Что ждет предпринимателя? До 10 лет тюрьмы, однако сам Константин Сонин уверен — долго он там не протянет. Живым Сонин не нужен никому, особенно если речь идет о таких деньгах, и вполне вероятно, что через месяц-два заключенного найдут «повесившимся» - дескать, не выдержал мук совести и покончил с собой.

Доказательством того, что в борьбе за право владеть предприятием вторая сторона пойдет на многое, является одно немаловажное обстоятельство. Одна смерть в этом деле уже была. 3 декабря 2005 года около школы № 36 был убит водитель Константина Сонина Илья Румянцев. В этот день он отвез дочь Сонина Александру на занятия в первый класс. Когда он возвращался к припаркованной неподалеку машине, неизвестный убил его четырьмя выстрелами из револьвера 38 калибра. Уже одним этим обстоятельством – орудием убийства – должны были немедленно заинтересоваться следственные органы. Дело в том, что револьвер калибра .38 Special – это оружие, которым мог воспользоваться только профессионал, причем профессионал столичный. После выстрела гильза остается в барабане и, разумеется, вещественным доказательством в деле об убийстве служить не может. Выпускают такие револьверы в основном в США, стоят они достаточно дорого, так что приобрести подобное оружие за 5000 $ и выше рядовой «браток» из провинции вряд ли сможет. Следствие рассматривало основную версию, согласно которой киллер просто перепутал жертву. Ведь обычно в школу ребенка Сонин отвозил сам, и все об этом знали. В итоге дело об убийстве надолго «зависло» в следственных органах, чего не скажешь об уголовном преследовании Константина Сонина.

Кстати, бандитский след в обоих делах просчитывается, что называется, на раз-два. В свое время в Интернете появилась копия справки за подписью начальника отдела по расследованию особо важных дел Ярославского следственного комитета, где черным по белому написано следующее:

«Совместно с Управлением уголовного розыска УВД Ярославской области и Управлением ФСБ РФ по Ярославской области проводятся оперативно-розыскные и оперативно-технические мероприятия в отношении ряда лиц, в том числе в отношении Басовца С.К. и Свитайло О.В. (последний является активным участником и одним из лидеров «Подольской» организованной преступной группировки, с учетом имеющейся информации отрабатывается на предмет организации убийства Сонина К.В.). С 2005 года все финансовые и организационные вопросы по установлению контроля над предприятием решались непосредственно Свитайло О.В. (что подтверждается в том числе данными прослушивания телефонных переговоров)».

«По делу, помимо участников «Подольской» ОПГ, были допрошены также ближайшие связи Свитайло в правоохранительных органах – сотрудники Оперативно-розыскного бюро Главного управления МВД РФ по Центральному федеральному округу – Никишаев и Ветров, к которым Свитайло в частном порядке обращался для проведения проверочных мероприятий и осуществления разработки Сонина К.В. с целью привлечения последнего к уголовной ответственности и устранения с должности Генерального директора ОАО «ЯЗКМ».

Как видим, подозрения у следственных органов были, и весьма серьезные, вплоть до того, что одного из фигурантов поставили «на прослушку». И результат мог быть не слишком приятный для тех, кто пытается захватить «Красный Маяк»: вплоть до того, что из обвиняемого Константин Сонин стал бы потерпевшим. Но такое завершение дела, как видим, кого-то не устраивает. Поэтому ярославский предприниматель сегодня стал заложником финансового спора, предмет которого — успешное предприятие с многомиллионными активами — гораздо важнее жизни отдельных людей. И если так пойдет дальше и «замоскворецкое правосудие» вынесет обвинительный приговор, то очень скоро мы, а также родные Константина Сонина, не увидим его не только на свободе, но и в живых.

Отсюда

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments